Костюм в Древней Греции обладал той же функцией, что и маска. Общей чертой костюмов была яркость и пестрота. В основе трагического костюма лежало одеяние жрецов Диониса – пышное, яркое, многоцветное. Под верхнюю сценическую одежду (хитон) актеры надевали «толщинки», на хитон набрасывали плащ (гиматион или хламида). Ноги трагических актеров были обуты в особую обувь, увеличивающую рост - котурны.

Трагический актер, лишенный мимики из-за маски, в утяжеляющих одеждах, на высоких подставках был малоподвижен. Он должен был виртуозно владеть движениями и жестом. Комический же актер, напротив, двигаться должен был как можно больше. Он использовал цирковые приемы, кувырки, жонглирование, пел, плясал и т.п. для достижения Буффонады.

И те, и другие должны были очень четки и красиво говорить. Дикции и голосу придавалось большое значение.

Ценилось техническое мастерство: эллины различали 34 манеры актерского произношения.

Мужской хитон.

Низ хитона подшивали, т.к. неподшитый, обтрёпанный низ - знак траура или рабства. Хитоны с рукавами носили только актеры.

 Длинные, до лодыжек, хитоны носили трагические актеры.

Цвет костюма был характерной приметой роли: цари носили красное.,несчастные – синее с черным. Были и индивидуальные одежды: сетчатый плащ для прорицателя, алая накидка для охотников.

 Котурны – закрытые сандалии (сапоги) на высокой подошве.

Как элемент одежды в повседневной жизни котурны были доступны только обеспеченным людям. В театре Древней Греции актеры использовали эту обувь при исполнении трагических ролей. Подошва увеличивала рост героя, придавала ему величавость и торжественность, а так же возвышала его над сценой.

Подошва постоянно росла и постепенно от размера всего, примерно, в 5 сантиметров подошва достигла длины в локоть. Напоминая больше ходули.

В Древнем Риме ботинки –котурны использовались при исполнении ролей богов или инпереторов, приравнивающих себя к богам.

 

Маски

Существовали для быстрого перевоплощения. Актеры просто меняли маски в которых выступали. Нужно помнить, что женские роли исполняли мужчины.  Так же маска была нужна из-за размеров греческого театра: без маски  лица актеров были плохо видны на дальнем ряду.

Во временя драматурга Эсхила появились цветные маски, так как было введено окрашивание. Маски надевали на голову наподобие шлема. Сначала маски делали из дерева и луба, позднее – из гипса.

 

Маска  как рупор. В масках делали приспособление для усиления голоса актера. Внутренняя часть маски около рта выкладывалась серебром и медью и имела вид воронки. Иногда маски были сдвоенные, строенные, это давало возможность небольшому количеству актеров играть несколько ролей, быстро преображаться.

 Портретные театральные маски стали делать позднее, они чертами лица были похожи на знаменитых людей: царей, полководцев. Это обижало, поэтому со временем портретная маска была запрещена. Полумаски использовали редко. Позднее стали к маскам прикреплять парики, сделанные из пакли, веревок. Голова в своем размере сильно увеличилась.

 В древней комедии большая часть масок(как и костюмов) должна была вызывать смех, отсюда их карикатурный и гротесковый характер.

 Четкое разделение типов маски. Каждому определенному характеру и настроению соответствовала «своя» маска. Так, силу и здоровье. представлял смуглый цвет лика маски,. болезненность — желтый, хитрость — красный, а гнев — багровый. Гладкий лоб выражал веселое настроение, а крутой — мрачное.

 

Одежды хора в трагедии, вероятно, мало чем отличались от костюмов актеров. Хоревты сатировской драмы носили обтянутое косматое трико и козлиную шкур.

Хор Аристофановской комедии-сказки носил диковинные и фантастические одежды, и являлся то в виде птиц, то в наряде ос или облаков.

 

Театр Аристофана (комедия Др.Греции). Здесь тело актеров прежде всего увеличивалось в толщину: огромное брюхо, свислый зад, часто горб, дополненные символом бога, огромным фаллом, создавали каррикатурный и гротескный образ клоуна-шута. Костюм его состоял из пестрого трико, плотно облегающего тело, и длинных штанов.

Поэтому Аристотель определяет комедию как: «подражание худшим людям, но не во всей их порочности, а в смешном виде» 

Лекция Александры Давыдовой